Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Поиск в интернете
Поиск по сайту
Подписка на рассылку
Фотостудия "Нега"
Статистика по сайту

Hits
29178084
6663

Hosts
1827162
330

Visitors
3330124
1172
3


История судостроения в Онежском крае
"Колыбель исконно русского торгового флота" - так назвали когда-то Онегу. Здесь с незапамятных времен строили суда для архангельских, каргопольских и холмогорских купцов. Постоянными заказчиками онежских корабельщиков были северные монастыри. Поморы - онежане славились искусством судостроения, у многих жителей Онежского уезда были суда, построенные собственноручно.

Теме поморского судостроения посвящено немало книг. Уже в 19 веке появились исследования по истории судостроения. В 1859 г. вышла книга "О купеческом судостроении в России, речном и прибрежном" Павла Богославского, судостроителя и военного инженера. Эта книга давно стала библиографической редкостью и первоисточником для исследователей истории судостроения. Отдельные главы этой книги напечатаны в первом номере альманаха "Соловецкое море" за 2002 под заголовком "О Беломорском судостроении". В них рассказывается о кораблестроении на Севере с 16 по 19 век.

Есть материал и об Онежском уезде. Среди других мест Архангельской губернии, где строятся суда, автор называет г. Онегу, селение Кушерецкое, Нименьгское, Лямицкое, Подпорожское, Унежемское, Малошуйс­кое. Далее рассказывается о материалах для судостроения: "Якоря вырабатываются и продаются в городах Онеге, Кеми, Сумском посаде, более же - в Архангельске... Парусина выделывается наиболее в Сумском посаде руками тамошних женщин... Только зажиточные судохозяйства оснащают судно новым такелажем, этот такелаж покупается в городе Онеге или в Архангельске. Смола покупается в уездах Кемском, Онежском и в Архангельске, по большей части в первых двух: ибо жители оных сами занимаются смолокурением. Наконец, лес на построение судов поморцы употребляют сосновый и еловый, рубят его в уездах Кемском и Онежском, а также близь Сумского посада".

О мастерах, которые строили корабли без всяких чертежей и вычислений, автор пишете некоторой снисходительностью: "Желающий построить судно дает мастеру главные измерения: длину, ширину, глубину и назначает то количество груза, какое судно поднять должно. Мастер, поразведя умом, закладывает судно - и создает его. несмотря, что все соображения в этом деле руководятся не наукой, а одним практическим навыком, одною опытностью или, говоря по-русски, одним смеканием дела". Это строители по большей части из крестьян Архангельского, Онежского и Кемского уездов. Далее автор пишет: "Работники при судостроении бывают исключительно архангелогородцы, онежане и кемляне, как народ све­дущий в деле и с малолетства к нему привыкший".

В истории Онежского края во второй половине 18 века значительную роль сыграл английский купец Уильям Гом. Вот какую оценку дает Богословский его деятельности: "Обширны были коммерческие дела Гома, продолжавшиеся целых двадцать лет; но и велико, и до сей поры еще слишком памятно и чувствительно зло, какое оставили деяния этого человека для всего поморского края, и особенно для судостроения. С тех пор прошло уже более семидесяти лет, но время не могло и надолго не в состоянии будет пополнить опустошения в лесах поонежских. Северная сосна в 60 лет годна лишь на дрова; в 100 лет - дает строевой лес, и только в 190, 200 и 300 лет получает размеры корабельного дерева, годного в набор и на мачты"; "... операции Гома расстроили и разорили судостроение и мореходство поморов, преобразив последних из истовых моряков в дровосеков, пильщиков и валовых работников"; "Всякий мужичок из внутренних губерний заменит помора на суше; но мореход - не легко заменим - к морю надо приучаться с детства".

О судоверфях и предприятиях Гома рассказывается в буклете "Раз­витие лесопиления в Онеге", изданном в Онеге в 1991 г.

"На судоверфях Гома каждый год выстраивалось на продажу иностранцам до 16 купеческих кораблей" - писал в путевых заметках по Северу Петр Челищев. Дневник Челищева был издан в 1886 году под названием "Путешествие по Северу России в 1791 году".

Отрывки из этой книги напечатаны в альманахах "Соловецкое море" (2001, № 1). Один из них - "Описание промыслов уездного и приморского города Онеги". Челищев пишет, что для звериного и рыбного про­мысла из города Онеги отправляется каждый год до 20 купеческих судов на берега Северного океана близ Колы и в Кандалакшскую губу, а также на Грумант и к Новой Земле. "Самый оного города богатый первой гильдии купец Иван Михайлович Дьяков каждый год собственных своих для звериного и рыбного промысла на Мурманский берег и прочие помянутые места и к Шпицбергену отправляет от четырех больших лодий и кочмаров. Один год отведывал он ловить китов, ... голландскими инструментами...".

Но больше всего пишет Петр Челищев о страшном наследии Гома, свидетелем которого он был в Онеге: "Содрогнуться должно, увидев, сколько сей зловредный бродяга в 15 лет начудодеял".

Еще книга, написанная в XIX веке, на которую часто ссылаются ис­торики, это книга писателя этнографа Сергея Максимова "Год на Севере", изданная в 1859 году.

Книга Максимова была переиздана в Архангельске в 1984 году. Ав­тор очень увлекательно описывает свое путешествие по Архангельской губернии, рассказывает о жизни поморов, их нравах и обычаях. Например, побывав в с. Малошуйка Онежского уезда, он описал свадебный обряд. Пишет он о поморских промыслах, в некоторых он сам принимал участие; так, с пурнемскими рыбаками он охотился на белух.

В книге рассказывается об уездном городе Онеге, об основании Крестного монастыря на Кий-острове, о Кийском рейде, куда с Онежских заводов доставляли доски, плоскодонные суда, называемые романовками. "Романовки", - пишет автор, - "это те же лодьи, только с некоторыми незначительными особенностями...! Прежде в Подпорожье строили лодьи, но теперь, как говорят, и не думают. Редкий из порожских не умеет строить романовок по аляповатым, бестолковым чертежам".

О корабельных мастерах Максимов пишет, что при постройке судов они руководствовались только навыком и чутьем потомственных судостроителей. Вот как описывает он разметку лодьи: "... мастер намечает на полу мелом, на песке палкой чертеж судна и вымеривает тут же его размеры" -и далее в книге идет подробное описание составления чертежа.

В книге Максимов упоминает следующие типы поморских судов: лодьи, кочмары, шняки, раньшины, карбасы, лодки-осинки, стружок, паузики, шитики, плоты. Среди привозных он отмечает: барки, полубарки, каюки, обласы, завозни, паузики. К "новоманерным" относит: шхуны, шлюпы, лихтеры (баржи), гальясы, каюки и романовки.

О лодьях, кочах, раньшинах, различных видах карбасов можно про­читать в очерке Константина Бадигина "Русские северные мореходы", который вошел в книгу "Путь на Грумант", (книга издана в 1953 г.).

В главе "Корабелы северных морей" рассказывается, как строили лодьи, какие инструменты использовались.

Основная идея книги в том, что в процессе освоения Белого моря, а затем и Ледовитого океана, поморами были созданы корабли, пригодные для ледовых плаваний и идеально адаптированные к условиям арктичес­кого мореплавания. И до 17 века кораблям поморов, именно в ледовых плаваниях, не было равных. Бадигин утверждает, что уже в конце 11 начале 12 века русские мореходы вышли в Ледовитый океан, открыли Новую Землю, Грумант, и другие неизвестные берега намного раньше европейских мореплавателей.

В книге приводятся интересные сравнения поморских и заграничных судов 15-16 веков: "Русская морская лодья тех веков могла взять на борт 200-300 тонн груза. Крупнейший корабль Христофора Колумба имел водоизмещение около 100 тонн, то есть, вдвое-втрое меньше лодьи. "Святой Антоний" Магеллана мог поднять 120 тонн.,. Суда голландской север­ной экспедиции Баренца не превышали 200 тонн".

Автор ссылается на запись в "Летописце Соловецком" за 1429 - 1833г., которая свидетельствует о зарождении судостроения именно в наших краях: "Имеются сведения, относящиеся к 1440 году, о том, что монахи Соловецкого монастыря покупали суда, необходимые им для связи с берегом, промыслов и других нужд, у жителей Онежской округи Подпорожской волости и Сумского посада. Обстоятельство это заставляет остановиться на историческом сказании о новгородцах, приходивших в Онегу, и справедливо наводит на заключение, что судостроение на Онежском побережье существовало издавна и что новгородцы были первыми, положившими это­му начало на берегах Белого моря".

Одно из последних исследований в области поморского судостроения книга "История северорусского судостроения" Г.Е.Дубровина, А.В. Окорокова, В.Ф. Старкова, П.Ю. Черносвитова, изданная в Санкт-Петербурге в 2001 году. Книга написана на основе археологических данных, этнографических материалов, исследований археологизированных остатков мореходных плавсредств, найденных в Арктике. В книге много иллюстраций, схем, таблиц, статистических данных. Например, парусный флот в Онежском уезде в 1909 г. состоял из 68 судов.

В главе "Поморское судостроение по этнографическим материалам" подробно описаны лодки Онежского берега из деревень Тамицы, Андозера, г. Онеги и других, рассказывается о технологии их изготовления.

А как сегодня строят лодки, можно узнать из книги Б.Кузнецова "Не всяк с уменьем, всяк с ученьем", изданной в Архангельске в 2001 г. В книге описывается изготовление осиновой лодки или осиновки; издание содержит много рисунков и схем.

Наши краеведы, Владимир Боровой, Леонид Харлин, Геннадий Дерягин, Александр Ульянов, Виктор Киселев много писали о поморском судостроении.

Из статьи А.Ульянова "Онега - полное адмиралтейство" (газ. Советская Онега, 1991, 20 июня) можно узнать о том, что: "Слава онежских корабелов в конце 17 века распространилась настолько широко, что Петр I, ... посылает в Усть-Онегу своего стольника Ивлева для набора опытных мастеров".

Л.Харлин и Г.Дерягин в книге "Старая Онега" рассказывают о закате кораблестроения в Онеге: "К началу 20 века строительство судов на онежских корабельных верфях продолжалось эпизодически - кораблестроение переместилось в крупные промышленные центры. Прекращению кораблестроения ... способствовало мелководье Онежского порта, а попрание права частной собственности положило конец кораблестроению в Онеге навсегда. Судовладельцы и кораблестроители после революции репрессировались в первую очередь, облагались непосильными контрибуциями, а суда их стояли на приколе и гнили".
Бикулова Л. Р. библиограф Онежской ЦБС.



Главная
В начало