Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Поиск в интернете
Поиск по сайту
Подписка на рассылку
Фотостудия "Нега"
Статистика по сайту

Hits
26376368
13834

Hosts
1716353
839

Visitors
3013333
3072
5

 
Из истории города Онега

Снимки из архива Онежского историко-мемориального музея
ОНЕГА - один из городов Европейского Севера России и северный край - один из тех, где человек начал заселяться еще до нашей эры.

В свое время, краевед г.Онеги Павел Иванович Носков, в газете «Советская Онега» - «Со дна моря» писал: «Трудно вообразить, что более 3000 лет назад нижняя часть сегодняшнего города была дном моря и под водой находилась территория там, где расположены поселки Рочевской лесобазы, гидролизного завода, лесозаводов 32-33 и лесозавода 34 (пос. Поньга). Вода омывала подножье горы, где была расположена усадьба совхоза «Онежский», территорию нашего поселка «Горный» и уходила к горе «Бревенка» и далее к озеру Хайн, где ее задерживали горы лесного кряжа».

В начале 1970-х годов В.Я.Боровой на страницах газеты «Советс­кая Онега» писал: «О жизни первобытных людей в Онежском крае свиде­тельствуют рисунки, которые древние люди выбивали острым каменным орудием на скалах. Такие рисунки ученые называют петрогрифами. Так, в Онежском заливе Белого моря на прибрежных скалах поморского бе­рега имеется много таких рисунков, сохранившихся до наших дней».

На основе исторических материалов, полученных при раскопках, ясно, что здесь в разное время обитало несколько племен, главным заня­тием которых было рыболовство и охота. Свои орудия они изготовляли из дерева, камня и кости.

В VIII-IX веке, а может быть и раньше, Северный край населяли племена: эсти, корелы, финны, лопари, коми, ненцы или угрофинские племена. Поселения их были в районе лесов, рек и озер.
В период заселения славянами края здесь озера и реки кишели рыбой. Дремучие леса в избытке давали дичь, мех, мед, воск, отборный строевой лес, одинаково пригодный для строительства изб и храмов, ко­раблей и мостов. Предприимчивые и трудолюбивые поселенцы исполь­зовали эти природные возможности.

О чуди упоминает и летопись IX века: «Живет в шалашах, одевает­ся в звериные шкуры, промышляет зверя и птицу, добывает соль, плавит металл из болотных руд и торгует с новгородцами».
С появлением новгородцев местное население уходило на севе­ро-запад или сливалось с пришельцами, ассимилировалось.

Главной притягательной силой для новгородцев была пушнина. Еще в X веке буйная новгородская вольница, которая тесно становилась в бо­ярском Новгороде, водой и сухопутьем проложила первые дороги к бере­гам Белого моря от Лямцы до Кандалакши. Эта часть беломорского по­бережья раньше других была заселена русскими (по сведениям нашего земляка, профессора Петра Михайловича Трофимова, из Прилук).

История не сохранила имен тех далеких предков, что, увязая в бо­лотах и, продираясь сквозь дикие леса или преодолевая бурные порожи­стые реки, пришли однажды к устью реки Онеги и остановились, удив­ленные красотой берегов, поросших корабельным лесом. Новгородцы стя­нули со спин просоленные потом рубахи и, жмурясь от света белесогово-го моря, начали рубить просторные строения для жилья, емкие амбары для «золотой рухляди». Так, в начале 12 века в устье реки Онеги возника­ет первое поселение на месте современного города.

Среди древнейших актов истории сохранилась копия Уставной гра­моты -1137 г. В ней князь Святослав Олегович, приглашенный из Черни­говского удельного княжества на должность выборного новгородского князя, зафиксировал договоренность с епископом Нифонтом о том, в каких количествах и с каких погостов будет выплачиваться на содержа­ние собора св. Софии в Новгороде десятая часть княжеских доходов. Такое обеспечение церкви было определено еще прадедом и дедом Святосла­ва. Среди 28 погостов к современному Онежскому району возможно от­носились четыре: «Туров - погост» (Турчасово?), «У Кеми скора» (Усть-кожа?), «На мори» (г.Онега?) и «У Тудора» (Чекуево?). «На Мори» доход князю шел от солеварения, охоты и рыболовства.

Судя по некоторым историческим документам, то место, где сей­час расположена Онега, считалось обжитым уже давно и Первое упоми­нание о селении в устье Онеги встречается в Уставе новгородского Кня­зя Святослава Ольговича за 1137 г.

В ХШ веке в устье реки Онеги сформировалось поселение из трех частей: «Погост» - ныне «Дворец культуры», «Низы» - отделенные от «Пого­ста» корабельным ручьем Седун, впадающим в реку высокого угора, на котором находилась рыночная площадь. И «Верховье» или «Верьхи», от­деленные от «Низов» Кипровым ручьем.

Старинное поселение не имело оборонительных сооружений, онеж­ский краевед Д.И. Сынчиков писал, что в литературе имеется указание, что со стороны моря был сделан земляной вал, но он видимо, не сохра­нился. Потому что в древние времена Онега много раз подвергалась на­падению разного рода завоевателей и с суши, и с моря. По свидетельству «Летописи Двинской», норвежцы в 1419 г. полностью разорили пого­сты Неноксу и Онегу.

В половине XV века московский князь Василий Темный, перечис­ляя двинские угодья на Севере, также упоминает поселение Усть-Онега. По другим источникам XV века, поселение известно под названием Устьянской волости. Устьянская волость была почти полностью выжжена и истреблена. Писцовая книга за 1621 г. числит в Усть-Онеге 22 крестьянс­ких двора, 3 дома церковнослужителей, 6 келий и одну церковь.

В сотной книге наТурчасовский стан 1556 г. сказано: «На Усть-Онегу у Пречистенькой волостка Устьонежская, а в ней деревни тяглые». Да­лее упоминаются деревни Кишутинская, Даниловская и Минская. И о том погосте писано: «В той же волостке на Усть-Онеги реки Погост, а в ней церковь Успене пречистые да другая теплая церковь Николая Чудотво­рец. А в них под черной Кирилл да дяк церковный Родька Ортемев, да пономарь старей Мисаило».

В сотной 1561 г. описана на Усть-Онеги Устьонежская волостка, где на погосте стояли две церкви: Николая Чудотворца и Успения. В кельях на погосте жили старцы, дьяк церковный Родя Родин да «Софонка Фатя-ной Иконников». К тому же погосту деревня церковная. «Пашни обжа, пашут ее см погоста поп... той же деревни угодья за Онегою на усть Поньги реки да на море против Онежского уситя Кий остров и с варницами».

В книге «Старая Онега» авторы (Г. Дерягин и Л.Харлин) сообщают: «Именно на погосте изначально располагалась древняя церквушка, не­известно в каком веке срубленная, рядом с ней было кладбище. В даль­нейшем на погосте располагалось две церкви: Успенская, соборная, хо­лодная, неизвестно когда построенная, некоторые утверждают, что в XV веке она уже была и Никольская теплая, построенная на месте старой в 1597 г. Надо сказать, что Успенская церковь изначально также была шат­ровой». Об этих сведениях сообщается и в книгах «Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии», 1985 г. и в книге «Онежская старина» - Онежский историко-мемориальный музей 2002 г. Таким образом, на Погощенской площади у начала Погощенской улицы стоял древний деревянный классический онежский тройник (две церкви и колокольня). Были ли эти храмы первыми от основания Устьонежского поселения, какой вид они имели - неизвестно. Известно только, что пер­вый из них - Никольский - заменен был новым в 1683 г., а второй в 1695 г. Храмы этой постройки сгорели от молнии 19 июня 1827 г. по сообще­нию онежского городничего и магистрата от 1725 г., сгоревший Успенс­кий храм был холодным и имел два придела: Иоанно Богословский и Ильинский. Храм этот был 12-ти главый и имел 30 углов, в длину он был 11 72 сажень, в ширину 1072 сажени и в высоту 30 сажень. Окон было 7 с востока, 9 окон с севера и 19 с запада. С трех сторон: с западной, северной и южной устроено было по входному крыльцу с лестницами на две и на три стороны. Под храмом было 11 амбаров, для входа в которые сде­лано было несколько дверей. Никольский храм с трапезою и папертью был теплым, при нем был холодный придел Иоанно-Предтеченский. Над кровлею возвышалось 5 глав, с внешней стороны он имел 14 углов: окон было с востока 2, с юга 13, с севера - 4. С запада в паперти 1, на трапезе 2 слуховых. При означенных двух храмах была одноглавая колокольня о четырех углах, с одним крыльцом с севера. Под колокольнею было два амбара с двумя дверями с восточной стороны и две лавки с отдельным входом. С западной стороны имелась галерея под крышею.

Еще при существовании этих храмов, в виду их ветхости, начат по­стройкою нынешний каменный (кирпичный) двухэтажный Свято-Троиц­кий собор, но об этом соборе будет отдельный разговор.
С 1657 г. Усть-Янская волость и все деревни по реке Онеге вплоть до Каргополя по грамоте царя Алексея Михайловича были приписаны к вновь созданному патриархом Никоном Крестному монастырю на Кий-острове.

Именным Указом от 25 января (5 февраля по-старому стилю) 1780г. императрица Екатерина Вторая повелела называть поморское поселе­ние в Усть-Онеги городом Онегъ (по орфографии того времени с твердым знаком в конце слова). Мужское название города не удержалось, навер­ное привычнее, как и реку, город называть женским именем - Онега.

Открытие города состоялось торжественно 10 августа 1780 г. по Указу ее Императорского Величества, данному действенному тайному советнику сенатору Ярославскому и Вологодскому генерал-губернатору Мельгунову.

В 1780 г. был образован Онежский уезд и открыты все присутствен­ные места. Границы уезда были определены следующие: от Онеги на Север до села Дураково - 200 верст, к западу до села Унежма - 86 верст, к юго-востоку и к югу по реке Онеге - 200 верст. Площадь уезда состави­ла 23 тыс. квадратных верст. Общее число селений на тот момент было 315, а жителей -11500 человек.
2 октября 1780 г. городу Онеге был пожалован свой герб - сёмга на голубом фоне.

16 января 1784 г. появился Генеральный план застройки г.Онегь, на котором Екатерина Вторая в Санкт-Петербурге собственноручно написа­ла: «Быть по сему». Именно этому плану Онега обязана поквартальной застройке с широкими прямыми улицами и проспектами. Кроме того, го­род должны были обнести рвом с насыпями, с установкой на них пушек, однако эта часть плана не была осуществлена.
Правительством было выделено на строительство города 11 тыс. рублей. В центре города был воздвигнут Собор. В 1791 г. в г.Онеге имелось 140 домов и 1173 жителя, а в 1795 г. в городе проживало 1203 жите­ля.

Первым городничим был секунд-майор фон Газенкамф, которого в 1790 г. сменил выходец из эстляндских дворян майор Зильберман. В 1801 г. городничим стал первый русский надворный советник Шумов.
К 1861 г. город уже имел в длину более двух верст, а в ширину около версты. Площадей в городе было две, улиц и переулков 14. Все они были немощёнными. Городовой ездил на дровнях, т.к. телега вязла в гря­зи выше осей. Казенных зданий насчитывалось 12, из них каменных -одно, а частных домов было 266 и все деревянные.

К этому времени население города насчитывалось 918 мужчин и 874 женщин (Справка: в 1896 г. в г. Онеге проживало 2873 чел., к 1917 г. -5200 чел., в 1925 г. - 4663 жителя, а на 1 января 2000 г. - 24,8 тыс. чел.). Постепенно город разрастался, однако внешним своим видом боль­ше походил на деревню, чем на город. В центре кварталы застраивались частными домами.

Писатель-этнограф Сергей Васильевич Максимов в середине 50-х годов 19 века в составе этнографической экспедиции морского ведом­ства побывал в г.Онеге, и он в своей книге «Год на Севере» писал: «...Бед­ная Онега и печально выглядит в глаза всякому проезжему. Бедностью (как оказалось после) она может соперничать только с одной Мезенью. Правда, что есть в ней опрятных домиков - два, три, но это дома богатеев и лесной конторы, которая нашла приют в этом городе...».
Невольно возникает вопрос - что заставило ее Императорское Ве­личество обратить внимание на столь отдаленную от столицы Усть-Янскую волость (село Устьянское) и преобразовать ее в город?

Онега виделась Екатерине Второй прежде всего как порт...

Главная
В начало